Мы в соцсетях
Работа с детьми в театре, детское театральное образование – что это сегодня? Кто этим занимается и зачем? Первый детский фестиваль современного искусства Территория.Kids собрал в своей образовательной программе самых прогрессивных, неуспокоенных, ищущих и бесстрашных профессионалов, которые показали на фестивале свою работу и рассказали о своих открытиях. «Недоросль» задал этим успешным и востребованным людям три вопроса, чтобы представить их в спецпроекте «Территория современного театрального образования – Территория любви», и признаться в своем восхищении их задачами, умением вести процесс и не терять веру в свое дело. А еще – сказать СПАСИБО, что нам есть куда привести своих детей – на занятия, мастер-классы, лекции, в лаборатории и на репетиции к этим заряженным, увлеченным и бесконечно любящим театр людям!

- Что для вас работа с детьми и для детей?
- Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?
- Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?


Отвечают участники образовательной программы Первого детского фестиваля современного искусства Территория.Kids Ольга Бигильдинская, Екатерина Василёва, Марфа Горвиц, Татьяна Климова, Алла Лисицина, Аля Ловянникова, Саша Рудик, Ольга Салмина, Алиса Спирина, Анна Федотова и Екатерина Чуракова.
Ольга Бигильдинская
Руководитель Экспериментального центра по работе со зрителями РАМТа. На фестивале Территория.Kids прочла лекцию на тему «Как разговаривать с детьми о современном искусстве? Опыт работы РАМТ с семейной аудиторией»
Что для вас – работа с детьми и для детей?

Для любого педагога работа с детьми или для детей, что тождественно, – это вклад в завтрашний день. И от того, насколько честно, справедливо, профессионально и с какой отдачей ты делаешь свое дело в этом направлении, зависит качество и нашего с вами будущего.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Под театральным образованием можно подразумевать использование театральных технологий – и тогда его границы мы вправе расширять до бесконечности, использовать приемы театра в образовательном процессе детского сада, школы или вуза.
А второй смысл, который чаще вкладывает в эти слова РАМТ – это воспитание грамотного, включенного зрителя. И тогда его территория должна находиться в театре с высокой художественной культурой и традициями, идущем в ногу со временем и при этом не унижающем своего зрителя, берущем его в спутники в своих поисках новых путей развития.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Считаю, что главная задача работы с маленьким зрителем – увлечь его и вовлечь в пространство настоящего искусства. А увлеченный, он с радостью пойдет за вами учиться разбираться в этом искусстве. И останется не просто благодарным учеником, а получит эмоциональный заряд и прививку на всю жизнь, будет знать, что театр может быть не местом развлечения, а еще и местом силы.
Екатерина Василёва
Оперный режиссер и художественный руководитель проекта «КоОПЕРАция – Дети». На фестивале Территория.Kids представила 8 камерных опер, написанных подростками-либреттистами в соавторстве с молодыми профессиональными композиторами в рамках лаборатории «КоOPERAция – Дети»: Art&Science.
Что для вас работа с детьми и для детей?

Во-первых, это огромное удовольствие, отдача и возможность повлиять со своей скромной позиции на будущее. А, во-вторых, это возможность не оторваться от реальности. В работе с современными детьми начинаешь точнее и острее чувствовать время. Ещё когда мы делали самый первый проект с подростками, где они писали либретто для мини-опер со взрослыми композиторами, я поняла, что взрослые художники, режиссёры и авторы обязательно должны больше взаимодействовать с детьми при создании спектаклей для детской аудитории. От такого взаимодействия очень меняется взгляд на театр для детей, на потребности ребёнка и его ожидания от спектакля. В общем, это сильно возвращает в реальность и помогает продраться сквозь огромное количество клише и шаблонов, которые выстроены вокруг театра для детей.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Мне кажется, что наше общество, возможно, было бы намного здоровее, если бы ещё на уровне школы у нас интенсивнее вводились практики взаимодействия между творческой средой и детьми. Конечно, в отдельных учебных заведениях это происходит, но, как правило, это скорее частные инициативы дирекции школы или экспериментальные программы. Я помню, конечно, что и в моей школе, где я училась, нас водили в театр. Но, как правило, это были не очень успешные спектакли по произведениям из школьной программы по литературе, где школьниками просто «забивали» зал. Здесь не получалось настоящего контакта, скорее, наоборот, подобные инициативы вызывали отторжение от такого театра в будущем.

Было бы прекрасно обратиться к зарубежной практике, когда встрече и работе с артистами и другими представителями театральных профессий выделены отдельные часы.
Ведь это не разговор о том, чтобы срочно все жители нашей страны стали работать в театральной сфере, просто, мне кажется, что отдельные творческие практики могут помочь ребёнку лучше понять себя, разобраться в том, что он хочет, что ему нравится и показать разные способы мышления и взаимодействия между людьми. И эти навыки абсолютно применимы во всех областях.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Поскольку я занимаюсь современным музыкальным театром, оперой, то, конечно, первая моя задача – привести в театр новых зрителей, объяснить им язык, на котором говорит музыкальный театр и вместе с детьми поразмышлять о будущем этого жанра. На круглых столах, посвящённых опере, очень часто звучит тема того, что аудитория оперы не молодеет, но при этом мы продолжаем «возводить заборы» и отгораживаться от психологии и потребности современных детей в большей открытости и со-творчестве. Очень часто я слышу, что молодым людям больше не интересно оставаться только сторонним наблюдателем. Мне бы очень хотелось сразу открыть двери для молодых зрителей и, возможно, будущих артистов, режиссёров и композиторов. Чтобы они чувствовали, что театр – это такая особенная дружелюбная среда, где можно встретить единомышленников, необычных интересных людей, узнать что-то новое, получить важный чувственный опыт. Мне бы хотелось, чтобы дети стали «своими» на территории театра, а спектакли для детей в оперных театрах стали важной частью репертуарной политики, а не просто способом зарабатывания денег на новогодних утренниках. Конечно, многие театры уже это понимают, потихонечку открывают свои двери для детей и создают чудесные программы. Но как правило, это частные инициативы отдельных людей. Кстати, во многом проблема создания специальных образовательных программ и спектаклей для детской аудитории в театрах связана с недостатком специалистов, которые могли бы грамотно выстраивать эти процессы и брать на себя ответственность за происходящее. Театр просто не в состоянии своими человеческими ресурсами закрывать эту задачу и здесь сложно кого-то винить. Думаю, что этот вопрос должен решаться на уровне образовательной системы в сфере искусств о воспитании специалистов или обучении уже существующих режиссёров, художников и тд., относительно новой для нашей страны профессии – teaching artist.
Марфа Горвиц
Режиссер, автор лабораторий для детей и родителей. На фестивале Территория.Kids провела Театрально-документальную лабораторию «Семейная реликвия».
Что для вас работа с детьми и для детей?

Поскольку я мама двоих детей, все, что я делала в театре, так или иначе было завязано на моих детей. Когда начинала придумывать проект «Когда мама была маленькой», тестировала все свои задумки на Мише, моем старшем сыне, которому тогда было три года. Трудно сказать, использовала ли я своих детей, чтобы какие-то вещи проверять, или все это делала ради них. Скорее, два в одном. Я смотрела, что интересно моим детям, и это означало для меня, что это будет интересно и другим детям тоже.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Что мне нравится, это что в моем проекте, в моей лаборатории участвуют не профессиональные актеры, а обычные родители, просто мамы с детьми. В этом смысле, мне кажется, социальный театр шагнул в правильную сторону, в сторону людей, а не в сторону элитарного закрытого искусства. И мне это кажется правильным, что и бэби театр, и моя лаборатория – это часть большого процесса по открытию театра людям.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Честно говоря, я ничего не хочу добиться на этой территории. Чего я хотела, то и сделала. Ведь отчасти моя лаборатория это социальная работа, а в ней не может быть каких-то целей, выше, больше. Я просто радуюсь, когда есть спрос на то, что мы делаем.
Татьяна Климова
Психолог, театральный педагог, автор образовательных программ и статей по психологии и педагогике искусства, организатор лабораторий и конференций, посвященных развитию детского и юношеского театра. На фестивале Территория.Kids провела мастер-класс «Быть зрителем – опыт событийности: введение в театральную педагогику».
Что для вас работа с детьми и для детей?

Я бы чуть уточнила этот вопрос: я работаю не с детьми, как особым возрастом, а с ситуацией становления и развития. И для детей, и для взрослых эта ситуация подобна прыжку в неизведанное: в ней есть то, что интересно; есть то, что тревожит, и есть то, что вызывает азарт. Обычно чем младше возраст участников, тем более полно и непосредственно они в ней участвуют. Хотя бывают и исключения. Театральную педагогику чаще адресуют детям, хотя опыт наших зарубежных коллег и история развития направления говорят о востребованности этой практики в любом возрасте. Мне в равный мере ценны и интересны переживания и размышления и юного человека, и зрелого.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Если под образованием мы понимаем не просто трансляцию знаний и умений, а путь вочеловечивания, т.е. путь обретения человеческого образа, то, конечно, на протяжении всего этого пути мы широко используем театральные инструменты.
Так вышло, что в истории человечества театр всегда был пространством работы с внутренним человеком, и инструменты этой работы были найдены именно в этой практике. Все это, наверное, звучит высоко и сложно, но на самом деле это очень простые и понятные вещи: наше состояние во многом зависит от той интонации, с которой к нам обращаются; мы учимся быть понятым через овладение собственной выразительностью; понимаем другого через сопереживание… Где этому границы? Границы заданы социальными институтами. Министерство культуры и министерство образования/просвещения, к какому из них должна относиться так понимаемая театральная педагогика? В реальном процессе развития невозможно определить, где заканчивается искусство, театр и где начинается образовательная практика. Они естественным образом дополняют друг друга.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

То, куда хочется прийти, во многом зависит от понимания специфики современной жизни. Мне кажется важным зафиксировать, что сегодня социокультурных ресурсов, помогающих юному человеку входить в человеческое сообщество, недостаточно. Нужна особая практика, помогающая освоить и присвоить культурное наследие. Инструмент, необходимый для этого, – переживание. Без культуры переживания нет человека, есть человекоподобное существо. Хочется, чтобы социальное пространство, социальные институты осознанно использовали этот ресурс театральных практик.
Алла Лисицина
Режиссер-педагог, руководитель клубных программ РАМТа. На фестивале Территория.Kids провела в РАМТЕ обсуждение спектакля Филипа Гуревича «Василисса» со зрителями.
Что для вас работа с детьми?

Работа с детьми очень благодарная, не нужно ждать отсроченного результата, он виден здесь и сейчас! И если детям интересно на занятии, не возникает вопросов с дисциплиной. Мне очень нравится, когда у детей горят глаза и они хотят проявить себя творчески. А наши занятия в «Семейном клубе», да и в других, где заняты подростки, наполнены творчеством. А где есть творчество, там не скучно. Даже посмотрев двухчасовой спектакль, и, казалось бы устав, дети с энтузиазмом играют, не замечая, что при этом обучаются. А поскольку на всех занятиях наравне участвуют и родители, то эффект двойной. Есть что обсудить дома!

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Если раньше у ребенка театр был только в виде просмотра спектакля или участия в школьной самодеятельности, то на сегодняшний день театральные границы расширяются даже до школьных уроков. Хотелось бы, чтобы в школе было больше творчества, но программы образования настроены на получение конкретных навыков и знаний и иногда на уроке не до театральных игр. А очень бы хотелось, чтобы дети ходили в школу с удовольствием, ведь где творчество, там и удовольствие! Кроме того в ТЮЗах и детских театрах все чаще и чаще появляются студии, клубы, творческие площадки, где дети и взрослые узнают театр ближе и он становится местом притяжения, местом, где можно общаться с единомышленниками, найти новых друзей, а также ответы на вопросы, которые волнуют каждого человека, и большого, и маленького. По этому пути идут и дома творчества, и дворцы культуры. Все это вселяет надежду, что общечеловеческие ценности, которые культивирует театр вообще, от нас не уйдут.
Аля Ловянникова
Режиссер, на фестивале Территория.Kids показала свой спектакль «Невероятные приключения голубя Петра».
Я много работаю для детей и уверена, что с детьми надо быть такой же честной и искренней, как со взрослыми. Может быть, даже честнее и искреннее, потому что долгое время детей кормили тем, что называется тюзятиной, и так как это наследие у нас все еще есть, вдвойне важно быть честными.

Кроме честности, еще важно, чтобы в спектаклях для детей была обучающая функция. Например, у меня был спектакль, где мы играли на всем, что есть в любом доме — чашках, тарелках. И, посмотрев этот спектакль, дети дома находили, на чем играть, устраивали свой кухонный концерт. Или у меня есть спектакль, где мы все делаем из бумаги, а в конце проводим мастер-класс, на котором и дети, и родители учатся, как можно играть буквально только при помощи простых листочков а4.

Мне еще важно, чтобы спектакли были интересны и детям, и взрослым. Чтобы спектакль стал совместным впечатлением, после которого мама и дочка или папа и дети захотят куда-то вместе пойти, что-то посмотреть. Чтобы они каждый по-своему отнеслись к рассказанной истории. Ведь и взрослым хочется на время окунуться в детский мир, в это восприятие жизни.
А еще то, что детям и родителям надо объединяться, я реализовала в своей игре «Тень-Тень». Это театр теней в коробке, который сделан для того, чтобы дети вместе с родителями организовывали театральное представление у себя дома, веселились, сочиняли истории, шутили, чтобы сама игра стала всем интересна. Мне кажется, что в мире, где очень просто вручить ребенку айпад с игрушкой, важно, чтобы было что-то для совместной игры. И вдвойне интереснее, что это игра театральная, что там есть персонажи, с которыми что-то происходит, которые могут меняться, а ты можешь сочинить и рассказать свою историю. И так образом мы показываем, что театр – это прикольная вещь, которую даже дома можно организовать.

Это игра была придумана во время карантина, потому что тогда не было возможности ходить в театр. Вот мы и придумали, как привести театр к ним домой. Теперь же, даже когда карантин снят, мы получаем кучу обратной связи – фотографии родителей, которые смеются вместе с детьми, как-то прекрасно фантазийно раскрашивают персонажей и явно получают удовольствие. Еще важно для меня, что наш театр в коробке может хотя бы отчасти восполнить тот огромный недостаток детских театров и спектаклей, который есть в очень многих небольших городах, где весь детский театр – это три утренника во взрослом театре, и все, больше пойти некуда. Игра, которую мы придумали, отчасти восполняет этот пробел.
Саша Рудик
Хореограф, основатель Платформы современного танца Bereg, преподаватель ГИТИСа. На фестивале Территория.Kids показала спектакль современного танца для детей и их родителей «Там, где деревья выше домов».
Что для вас работа с детьми и для детей?

На данный момент я работаю с детьми около 20 лет. Только сейчас, написав это, я понимаю, что это целая эпоха. Если в самом начале этого пути мне было интересно испытать себя, понять, где мои границы и как через преподавание я могу уточнить свое исполнительское мастерство, найти свой язык и вербальный и телесный, способы общения с разными людьми, то сейчас это то, что я не могу не делать. Ценности и цели охватывают всё более глобальные темы: личность, общество, мир, ощущение его. Всё через тело, движение. И тем не менее, это поле для меня всегда новое, живое, изменяющееся, но всегда обращенное к человеку, которому может быть 2 месяца, 2 года, 12 лет, 20 лет и так далее.

Не перестаю задаваться вопросами: кто для меня дети? Что есть работа с детьми? Кто я для детей? Это то, что мне позволяет находиться в процессе поиска, обновления и прояснения того, где мы с ребятами сейчас, для чего мы занимаемся современным танцем. Через эти вопросы уточняю нашу общую деятельность на это время.

Самые ценные слова звучат просто, ясно и для меня возникают всегда в диалоге. Ценность контакта (с собой, пространством, другим человеком) и возможность в нем быть и проявляться – огромна. В моем понимании и ощущении, это важно и не только для детей. Над этим и с этим работаем.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Что касается границ театрального образования, то они всегда есть, созданные системой или программой, самими людьми. Границы – они в сознании, восприятии. Насколько каждый готов эти границы расширять, там и их предел, у каждого может быть свой. Мне кажется, потому я и влюблена бесповоротно в театральную среду, что есть ощущение, что здесь всё возможно. Расширяя границы, мы получаем больше понимания себя и окружающего, можем менять свои представления, обновляться. Если твой интерес куда-то направляется, ты можешь расширять границы. Я лично ощущаю границы как что-то проницаемое, чаще тонкое, что дает возможность проникать в повседневное, бытовое, реальное. Знание и понимание законов и инструментов, методов театральной среды, образования помогает мне и в обычной жизни. Как будто есть возможность познать целое.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Мне интересно смотреть в будущее из сегодняшнего и, если говорить про глобальную цель, а именно она там брезжит, то это возможность через творческую среду, гуманный подход и телесные практики с детьми и взрослыми стремиться к чуткому, отзывчивому, осознанному телу и действию человека. Такая модель тела для меня связана с обществом и событиями в мире. Важно начинать это прямо сейчас, с детьми, и верить, что будут изменения.
Ольга Салмина
Создатель и главный вдохновитель Мастерской впечатлений «Вверх ногами». На фестивале Территория.Kids провела занятие «Создаем оперу».
Что для вас – работа с детьми и для детей?

Что для меня работа с детьми?... Это точно НЕ работа! Это общение с самыми искренними, творческими и любопытными людьми на земле. Так уж получается, что, придумывая и создавая что-то для детей, сам наполняешься новыми знаниями, опытом и непередаваемыми эмоциями. Эта работа больше похожа на игру в мяч. Ты бросаешь «мяч» детям. Они его ловят, играют, кидают тебе обратно… и правила у такой «игры», казалось бы, всегда одинаковые, но невозможно предугадать, как именно закрутится этот «мяч» в маленьких ладошках: что именно запомнит юный театрал, какие впечатления унесет с собой в кармашке.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

По-моему, театральное образование – это очень широкое, практически безграничное понятие. Особенно, если вспомнить, что «Весь мир – театр, и люди в нем – актеры». Театральное образование (или шире – театр) в жизни ребенка начинается с игры. И именно через игру лучше всего узнается и запоминается новое.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

У меня нет конечной точки назначения и четкой цели. Я открыта всему новому и нахожусь в постоянном поиске, живу тем, что делаю сейчас, и с радостью делюсь с детьми маленькими театральными секретами.
Алиса Спирина
Руководитель образовательного кластера «Новой Оперы», создатель образовательного проекта Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко «СТУДИЯ МАМТ», переводчик, журналист, лектор. Приглашенный куратор профессиональной программы международного фестиваля-школы современного искусства «Территория», куратор публичной программы «Театр и музей. Опыты взаимодействия» в музее-заповеднике Царицыно. На фестивале прочла лекцию «Взрослый» театр — для детей. Зачем и как создавать образовательные программы для детской и семейной аудитории на территории театра «недетского» профиля» , а также провела мастер-класс «Первая опера».
Что для вас работа с детьми и для детей?

Для меня вся моя работа – это возможность открыть театр для как можно большего количества людей, причём разного возраста, разных предпочтений и убеждений. Театр – это же не только спектакли, это общение, это творчество, создание нового, расширение собственных границ – для детей, для родителей и для людей внутри театра.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Эта территория безгранична, но она неоднородна. И есть два важных направления. Первое – театральное образование. Это долгий процесс, главной целью которого которого является воспитание театральных профессионалов, артистов, музыкантов, художников.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Эта территория безгранична, но она неоднородна. И есть два важных направления. Первое – театральное образование. Это долгий процесс, главной целью которого которого является воспитание театральных профессионалов, артистов, музыкантов, художников.

Второе направление – это образование и развитие через театр, средствами театра. Для меня это даже более важная и более широкая территория, потому что на ней оказываются самые разные дети, с разными способностями и возможностями. И каждый получает что-то своё. Здесь не так важно, например, освоение музыкального инструмента, но очень важно развитие музыкального восприятия, любви к музыки. И мне кажется, что здесь я могу дать очень много и очень многим.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Мне не кажется, что в нашем деле возможны KPI или строгое целеполагание. Не выстраивается пятилетний план. И академических результатов никто не ждёт. Но я точно знаю, что то, что мы делаем, – нужно, что каждый ребенок, которому захотелось вернуться в театр, каждая написанная подростком музыкальная фраза и каждая декорация, придуманная родителем вместе с ребёнком, – это маленькая победа. Я просто знаю, что мы можем ещё больше, и все это – только начало.
Анна Федотова
Художник-технолог театрального костюма, педагог дополнительного образования. На фестивале Территория. Kids провела занятие «Мастерская театрального эскиза».
Что для вас – работа с детьми и для детей?

Я бесконечно верю в то, что красота спасёт мир. Своей работой я помогаю детям видеть красоту, доставать её, раскрывать и создавать самим. Установка определённых условий, например, в виде заданной эпохи или цветовой гармонии, создаёт огромное пространство для поиска идей, своего выражения внутри этих условий. И дети с удовольствием подхватывают эти условия. Каждая новая рамка для них – это пространство неисчерпаемой глубины. Все дети настоящие художники. И в практике своей я встретилась с тем, что у них совершенно не возникает вопросов, как должен выглядеть герой, их мысли бегут впереди них самих, они выхватывают идеи из воздуха. У них нет никаких ограничений, их не нужно раскачивать. Для меня очень важно поддержать их творческое видение, создать ту точку, в которой настоящий маленький художник выдает свой значимый результат. На эту точку ребенок в будущем сможет опереться и сказать – вот как я могу. И не забыть об этой своей удивительной способности к фантазии, которая есть у каждого ребенка. И которую, вырастая, так легко растерять.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Сейчас театральное образование развивается значительно больше, чем когда либо. Дети интересуются театром, видят театр как нестандартный способ что-то узнать и рассказать самим. Им интересно пробовать, узнавать процесс изнутри. И то, что сейчас существуют программы, которые знакомят детей с театром изнутри, – это большой шаг к тому, чтобы люди открывали для себя театр, смотрели на него с разных сторон и вдохновлялись снова и снова. Я думаю, что всё идёт своим чередом, каждое расширение границы вытекает из предыдущего, а следующий шаг открывает ворох идей для дальнейших проектов.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Когда год назад я сочиняла программу по созданию сценического костюма детьми для детей, я слабо представляла, куда я смогу с этой программой прийти. И я счастлива, что сейчас у меня есть возможность передавать свои ценности детям. У нас не так много времени, каждый год дети становятся взрослыми. Я не гонюсь за тем, чтобы охватить как можно большую аудиторию. Но мне важно быть с конкретным ребенком, видеть его. Важно выхватить момент, посеять зернышко красоты, которое, может быть, прорастет или хотя бы будет отмечено воспоминанием. И не останавливаться в этом направлении.
Екатерина Чуракова
Соавтор и соведущая Мастерской впечатлений «Вверх ногами», хранитель Музея Большого театра, театральный экскурсовод. На фестивале Территория. Kids провела занятие «Создаем оперу».
Что для вас работа с детьми и для детей?

Работа с детьми – это возможность заразить их театром. Можно писать научные статьи, можно делать театральные выставки, можно ставить детские спектакли, а можно первый раз пришедшему в театр человечку рассказать, показать (а еще лучше дать потрогать, понюхать, померять, то есть максимально задействовать все его чувства) то, чего он никогда бы не смог разглядеть, будучи просто зрителем. И тогда, придя на спектакль, он будет воспринимать происходящее на сцене не как развлечение, а как волшебство и великую тайну, а, зная чуть больше, чем сосед по креслу, будет чувствовать и себя немножко сопричастным этому чуду, будет по-другому чувствовать и воспринимать театр. Кроме того, работа с детьми – это обязательно диалог, они слышат тебя, если ты видишь и слышишь их. И это такой драйв и кайф для меня, как ведущей.

Насколько широко простирается сегодня территория театрального образования? Где ее границы? Можно ли их сдвинуть и зачем?

Сейчас множество возможностей – театральные экскурсии для детей есть уже, наверное, во всех московских театрах, много театральных студий, где ведутся не только практические занятия, но и приглашаются специалисты для рассказов об истории театра (это тоже очень важно, знать, кто был на сцене до тебя, каким был театр раньше, каким разнообразным он бывает сегодня: тогда то, что ты делаешь сейчас в своей студии превращается в часть большой театральной истории), на фестивали привозят самые разные спектакли, в том числе и самых камерных форматов, на мой взгляд – это лучший формат для детей, потому что он тоже дает ощущение сопричастности. Как нет границ у самого театра, так и не должно их быть у театрального образования. Средствами театра можно гораздо выразительнее рассказать о каких-то трудных вещах, и это тоже театральное образование. Все программы нашей «Мастерской» театрализованы, говорим ли мы о театре, об истории искусства, о книгах или даже о чае. Театр – это ведь работа с образами, а образы гораздо ярче воспринимаются и быстрее запоминаются.

Куда вы хотите прийти и чего добиться на этой территории?

Хочется обрести свой дом: пока наша «Мастерская» кочует. В этом есть своя прелесть – каждый раз новая площадка не дает расслабиться, но это ограничивает использование реквизита, света, отнимает каждый раз время и силы на подготовку помещения.
Текст был впервые опубликован на портале "Недоросль"
Если Вам понравился материал, Вы можете поделиться им в соцсетях, нажав на кнопки внизу
Made on
Tilda